benzdocent (benzdocent) wrote,
benzdocent
benzdocent

Categories:

Мой первый опыт перевода с французского (возможно, интересно будет не всем)

Перепёлка

Paul Vialar, 1958, перевод с французского Л.С. Перкас, 2013©

Помню – благодаря г-ну де Болестаку я впервые выстрелил из ружья. Это был приятель моей матери, и в тот год я проводил каникулы в его замке в Авейроне. Я появился там, когда он подзывал свистом свою собаку и отправлялся на охоту. Я последовал за ним, и, когда мы вышли на дорогу, он крикнул: «Перепёлка!».  Из-за изгороди фермы выбежала невысокая полноватая девчушка, с глазами светлыми и прозрачными, как вода.
- Опять ты со своим ружьём, папа! Снова будешь убивать зверей?
Г-н Болестак засмеялся:
- Да, перепёлок. Познакомься, это Жан. Его мать сейчас больна, она в Париже. Он пробудет здесь два месяца. Надеюсь, вы подружитесь.
Девочка взяла меня за руку. Г-н Болестак зашагал вперёд.
Вскоре мы вышли к полю Алькор, где работала уборочная машина. Уборка урожая подходила к концу, оставалась только одна узкая несжатая полоса. Г-н Болестак сказал:
- Мы как раз вовремя - сейчас увидим перепёлок. Они наверняка спрятались в глубине борозды.
Был слышен только шум механической косилки. Вдруг мы увидели, как вспорхнула перепёлка. Г-н Болестак дал ей немного отлететь, прицелился и выстрелил. Птичка упала в сжатую солому. Г-н Болестак проговорил, поднимая её:
- Ты видел четверых птенцов, которые вылетели с другой стороны? Так вот: они воспользовались тем, что я целился в их мать. Она принесла себя в жертву, чтобы спасти их.
И Даниэль – это отец прозвал её «перепёлкой», так как для своих лет  она была полновата – прошептала мне сквозь зубы:
- Птенцы не достались папе. Перепёлка спасла их жизни, как настоящая мать.
Она взяла подстреленную птицу в руки, и я увидел, как в уголке птичьего глаза капелька крови заблестела маленьким рубином.
…Я вернулся домой. Возобновилась учёба в коллеже. На каникулах мы стали друзьями с Даниэль, но вскоре я забыл её. Некоторое время мы переписывались, но затем я перестал ей отвечать. Когда мы расставались, то поклялись в дружбе. И именно я был тем, кто нарушил эту клятву.
Моя учёба заканчивалась, когда я узнал о её готовящейся свадьбе. Она выходила замуж за управляющего своего отца, некоего Карье. Признаться, я всё же испытывал нежные чувства к моей подружке, и не могу сказать, что не был расстроен этим известием.
Я заехал к г-ну Болестаку – не на лето, но всего на несколько дней, после смерти моей матери. Мы встретились с Даниэль – я был молодым человеком, почти взрослым, она – молодой девушкой. Я увидел Карье. Он не внушал мне доверия – казалось, он покорил душу г-на  Болестака, этого старого болвана, набитого псевдогуманными  идеями, препоручившего ему управление всем своим хозяйством. Незадолго до отъезда, вечером, я проводил Даниэль до дверей её комнаты, и она рассказала мне о своих планах. Я попытался её переубедить:
- Стоит ли выходить замуж за этого Карье?
- Так захотел отец. Управляющий пригрозил, что покинет его, если я не соглашусь. Папа говорит, что Карье – его друг и ученик. На самом деле он не может обойтись без помощника. Ты знаешь, что папа сейчас парализован и его единственное спасение – это книги?
- Но всё же – почему ты хочешь выйти замуж любой ценой?
- Ты меня спрашиваешь?  - она посмотрела на меня своими чистыми, прозрачными глазами.  – Но, Жан, особого выбора у меня нет. Если я не найду родственную душу, по крайней мере, у меня будут дети!
Жизнь  шла своим чередом. Я начал медицинскую практику, у меня появился свой кабинет и первые пациенты. Я не забыл «перепёлку», но множество вещей – важных, а чаще не очень – постоянно занимали моё воображение. Жизнь Даниэль продолжалась вдали от меня.
…Странная жизнь -  между «отсутствующим» отцом и «слишком присутствующим» мужем. Она стала женой этого мужлана не из любви – скорее, из преданности эгоистичному отцу, а также из желания иметь детей, в котором она призналась мне в тот вечер. У неё их родилось трое – два мальчика и девочка.
Карье, окончательно убедившись, что жена его презирает, ударился в кутежи и попойки. На выходные он уезжал в Родез, где спускал нешуточные деньги на девиц сомнительного поведения.
Настал день,  когда г-н де Болестак умер в своём инвалидном кресле, и в присутствии нотариуса, перед трупом своего отца, Даниэль узнала, что практически разорена. Ей остался лишь полуразвалившийся замок и поле Алькор, где, в день моего первого приезда, г-н Болестак на моих глазах убил перепёлку. Старые запасы, денежные и продовольственные, позволили рассчитаться с самыми неотложными долгами и прожить ещё некоторое время. Карье, которого Даниэль намеревалась посадить на голодный паёк, исчез, прихватив конверт с банковскими билетами. Освободившись от него, с тремя детьми на руках, Даниэль начала бороться за жизнь.
Всё было бы хорошо, если бы не заболел старший. Он начал кашлять. По вечерам у него поднималась температура. Доктор предписал горный воздух, в Швейцарии, где горы покрыты снегом. Для Даниэль это был вопрос жизни и смерти, и она была вынуждена решать проблему сама.
Надо было спасать Андре и искать средства к существованию для двух младших детей. На это нужны были деньги. Она продала поле Алькор, единственное, что представляло некую ценность, и жизнь в замке продолжилась по-прежнему. Даниэль открыла банковский счёт на вырученные деньги,  перекрасила большую комнату, повесила новые занавески в комнате малышей. Андре отправили в Швейцарию, в Лейзен: ещё год, и он поправится. Кроме того, Даниэль оформила страховку на случай своей смерти, после чего небольшое состояние должно было перейти её детям. Денег, вырученных за землю, хватило на первый страховой взнос. Она знала, что на второй взнос ей не хватит, но старалась не думать об этом. Съездила в Швейцарию, чтобы навестить старшего сына, затем вернулась  к младшим. Никогда ещё она не любила их так горячо!
Прошло пять месяцев после оформления страхового полиса. Наступила зима. Однажды местные жители сказали «перепёлке», что в редких лесах вокруг замка видели самку кабана с детёнышами. В тот же день Даниэль решила устроить на них охоту.
Когда мужчины собрались около дома, она объявила им:
- Я иду с вами!
Дети провожали её на пороге. Франсуа, младший, плакал – ему хотелось пойти с матерью. Она прижала его к груди и проговорила:
- Ну, малыш, будь умницей!
Мужчины окружили лес, чтобы выследить зверя. Каждый с готовностью занял своё место. Даниэль стояла на развилке тропинок. Спустили собак.
Когда Даниэль осталась одна, она посмотрела на небо, затягивающееся тучами, и вошла в лес. Бесшумно шагала она к высокой изгороди, затем, достигнув холма, который спускался к реке, она почувствовала недоброе. Колючие кустарники цепляли её одежду, шипы царапали её руки. Но она безостановочно шла по направлению к людям с ружьями.
Поле мало-помалу сужалось вокруг неё, как вокруг той перепёлки много лет назад. И ей нужно было принести себя в жертву, чтобы спасти малышей. Она двигалась уверенно и решительно – во имя своих детей.
Оказавшись у оврага, она уже не боялась произвести лишний шум. Напротив, пробираясь через кусты, она с треском ломала ветви, мешавшие ей идти.
- Кажется, я вижу зверя! – крикнул один из мужчин.
- Собаки молчат.
- Так бывает. Кабан где-то здесь и пытается перейти тропинку.
Один из охотников приготовился стрелять.
- Не стреляй вслепую!
- Нет, я буду; иначе он уйдёт и мы его не заметим.
Шум усиливался – по-видимому, это было животное, не знающее, насколько близка его смерть. Охотники были готовы в любую секунду нажать на курок. В глубине зарослей раздался хруст веток…
- Пли!
Раздался выстрел, потом ещё несколько. Когда дым рассеялся, повисла тишина.
-Ты убил кабана!
- Это была самка, без детёнышей,  - слышишь, как тихо вокруг?
- Пойдём, посмотрим?
Охотники углубились в кусты.
- Боже! Это мадам!
Она была там, перепёлка, свернувшаяся  маленьким серым шариком. Охотники осторожно и почтительно приблизились к ней. Один из них нагнулся, потрогал её – голова послушно подалась под его рукой. У самого уголка её рта капелька крови блестела, как маленький рубин.


FIN
Subscribe

  • Об ощущении крутизны и богатства

    Это сипурим из нета: Выбрасываю 2 верхних листа с вилка капусты. Могу себе позволить. © Лариса Высоцкая / Facebook Когда не знаешь, сколько…

  • Ого!

    Пока только дома. А на работе, как всегда, в последнюю очередь...

  • Жизнь без событий

    Не писала 10 дней, т.к. было не о чем. Отгуляли Суккот с евреями. Мама бы сказала - "как украли" (имея в виду, что погода была практически…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments